Молодой парень орал: «Я буду вызывать скорую столько, сколько мне надо! А вы, с*ки, будете приезжать. Как миленькие!»

— Проблемы негров шерифа не волнуют! — гнул пальцы сопляк лет девятнадцати. — Я честный россиянин и так же плачу налоги. И буду вызывать «Скорую» столько, сколько мне...

— Проблемы негров шерифа не волнуют! — гнул пальцы сопляк лет девятнадцати. — Я честный россиянин и так же плачу налоги. И буду вызывать «Скорую» столько, сколько мне надо. И вы будете приезжать. Как миленькие.

— Несомненно, будем. Но тогда мы не успеем к тем, кому она реально нужна, — ответил фельдшер.

— Да мне наср@ть! — кочевряжился этот долбо@б — Я вызываю и ты обязан ко мне ехать, поял?

— И, пожалуйста, разговаривайте вежливо. Во-первых, я сотрудник скорой, во-вторых, я гораздо старше вас. И то, и другое везде в мире заслуживает уважения.

Ночью на эту квартиру уже выезжала врачебная бригада. Повод: 19-летней девушке плохо с сердцем. Врач, всеми уважаемый человек, осмотрел истеричную барышню, только что поругавшуюся со своим бойфрендом (другого слова тут не подберёшь), снял кардиограмму, дал полезные советы и уехал, оставив актив врачу поликлиники. А что поделать — такие правила.

В положенное время пришел участковый. Позвонил в дверь. За дверью долго шебуршились и наконец пьяный голос промычал: «Па-а-а-ашли все нах@й»

Проснувшись на следующее утро с жуткой-прежуткой похмелюги, молодые опять поругались, и девушке опять стало «плохо с сердцем». И опять была вызвана скорая. И приехал тот же самый фельдшер. Вообще-то он не был грубияном и хамить не любил, даже в ответ. Но своё отношение к происходящему выразил достаточно прямолинейно, и мальчик снова растопырил пальцы. Фельдшер – он тоже человек и его терпелка не из железа сделана. И вот тот момент, когда терпелка сломалась, он высказал вьюношу все, что он о нем думает. Вьюнош полез было кулаками доказывать перед дамой сердца, что он мужчина и не потерпит восставшего холопа на своей территории, но в последний момент, узрев габариты фельдшера, вдруг резко раздумал. Прошипев что-то вроде «я те еще устрою», он захлопнул дверь за спиной фельдшера так, что резко распахнулось подъездное окно.

Через два дня в департаменте была жалоба. Юноша в красках описал те адовы муки, которые ему и его подруге пришлось вынести от злобного доктора «Скорой».

Комиссия разбиралась, как и обычно, быстро: есть жалоба — должно быть наказание. Фельдшеру объявили выговор за то, что он не нашёл общий язык с родственниками (бойфренды теперь считаются родственниками?) больной.

Нажмите на ссылку ниже, чтобы читать далее
Загрузка...
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...
Загрузка...